Заслуженная артистка Беларуси Надежда Микулич: «Яркая я только на сцене»

Заслуженная артистка республики Беларусь 4 декабря отметила 45-летие семейной жизни. О ревности, кризисах, поклонниках и любимом муже Борисе Белом и поговорим.

— 45 лет совместной жизни — это подвиг?

— Терпение, прежде всего.

— А кто кого терпел?

— Каждый по-своему. Мне всегда казалось, что у меня мягкий характер, а муж, он более строгий. Как это бывает? Вот начал он меня «доставать». Я сначала как-то реагировала, могла неделю молчать, а потом перестала. Сейчас мы можем поругаться, сразу же заняться своими делами, а через десять минут — будто ничего не было. Вот это очень ценно.

— А что изменилось? Вы стали равнодушными?

— Если бы мы стали равнодушными, мы бы не ругались вообще никогда. А так — ведь цепляет же что-то. Значит, хотим что-то поменять. Но мы уже долгую жизнь вместе прожили и прекрасно понимаем, что поменять можно, а чего — нельзя.

— По вашему смеху я понимаю, что здесь больше иронии, чем смирения.

— Конечно. Раньше Борис все время меня спрашивал: «Ты меня любишь?», а теперь утверждает: «Ты меня не любишь!»

— А вы его любите?

— Конечно! Мы отмечали наш юбилей — не грандиозно, были только две мои подружки, дочка с мужем и мы с Борисом — так вдруг сели рядышком. Обычно садимся с разных сторон стола, а тут почему-то вместе. Вспоминали нашу свадьбу, как голодные друзья ели и забывали кричать нам: «Горько!», и мы сами себе кричали. Так вот, в этот раз мы снова кричали: «Горько!» — чаще всех…

Ох, как мы с ним тогда, 45 лет назад, сидели в деревне, в уголке стола. Все едят-выпивают, а мы раз — и песенку затянем. «Журавiны» верасовские, «Калину красную»… Мы поем — а гости слов не знают, песню только-только крутить по радио начали…

Вот и в этот раз спели. И так хорошо…

Родились друг для друга

— Давайте вспомним историю вашего знакомства. Кто кого «кадрил»?

— Ну кто кого… В «Верасах» тогда не было рабочего сцены, и наш звукорежиссер привел своего друга Борю. Тот такой хорошенький был, в белом плаще. А мы тогда на сцене стояли — я, Ядвига Поплавская, Людмила Исупова. Исупова сразу: «О, мой мальчик». А я: «Ну-у, это как сказать». Вот его подвели, познакомили, он всем понравился. А после репетиции мы всегда ходили в кино. Ядя старалась сесть возле Саши Тихановича, я — возле Бори. А кто с кем рядом сидел, тот того и провожал.

Потом поехали на гастроли. Конечно, скрывались. Тогда ведь не принято это было — гражданский брак. А мы уже практически жили вместе. В общем, селились под одними фамилиями, а жили в комнатах уже по интересам. А потом все переженились: Ядя — с Сашей, Исупова — со звукорежиссером Медведко, а я — с Борей.

— А кто кому предложение сделал?

— У Бори тогда гастроли были, он поехал в Ивацевичи. А у меня как раз отпуск, и я — с ним. Потом говорю ему: «Давай уже расписываться». Пришли в Ивацевичский райисполком, я была с подругой, он басиста взял. Мы часа два уговаривали нас расписать, а они — не положено, и всё! Надо или по месту прописки, или на родине родителей. А Борины родители живут в девяноста километрах — в Дятловском районе. И он меня повёз! Пока я знакомилась с родителями, с сестрой, он пошёл договариваться. Вернулся уже со свидетельством о браке. Я даже в загсе не была.

Потом он дальше на гастроли уехал, а я свою маму вызвала. Начали о свадьбе договариваться. Расписались 4 декабря, а свадьба была где-то в конце месяца.

— А что за история с путаницей дат?

— А мы только в Минске увидели, что в свидетельстве о браке написано: «Год рождения жены — 1974-й», «Год рождения мужа — 1974-й», «Брак заключен 4 декабря 1974 года»

— Так это знак! Получается, вы вместе с пеленок. Родились друг для друга.

— Ну да… Позже нам прислали исправленное свидетельство, но уже без красивой «корочки», просто бумажки. А потом была свадьба. К Борису в деревню ехали на «пазике». А грязь такая! Короче, нас трактором зацепили и так в деревню доставили. А там уже все торжественно встречали. Было весело.

— С музыкой?

— Конечно. Только это местная музыка была, деревенская. Как я говорю: скрипка, бубен и утюг. Ну, представьте — три старых дядьки, один с гармошкой, один со скрипкой, а один с таким висячим барабаном, который с правой руки «бум» делает, а левой сверху тарелкой — «ца-ца».

Снимков не осталось

— А свадебное платье было?

— Платье-то было, а вот фотографий нет. Ни одной. Так жаль. А у меня такая красивая фата… И прическа — один раз в жизни такая бывает! Я ж никогда причесок не делаю, все время такая как есть, как сейчас. А тогда мне подруга сделала локоны, ну просто принцесса получилась! Но фотоаппаратов тогда ни у кого не было…

«Какая ревность, если мы оба постоянно были на гастролях — и «Верасы», и «Чаровницы»?» Фото: Фото из открытых источников

— А можете еще рассказать о ревности? Вы на сцене — с гитарой, красивая…

— Нет, нет, ничего такого. Борис потом работал 10 лет в «Чаровницах», в женском коллективе, и все вокруг спрашивали: «Надя, как ты его не ревнуешь?». А мы друг другу доверяли и легко отпускали.

Да и какая ревность, если мы оба постоянно были на гастролях — и «Верасы», и «Чаровницы». Тут не наревнуешься. Ездили, иногда пересекаясь то в Казахстане, то в Молдове… Забеременела я, кстати, в Целинограде.

— И после декрета в ансамбль вы уже не вернулись…

— Да. И голос потеряла.

— Знаете, часто ведь бывает в семьях: партнер ослабел, потерял какие-то качества, работу, силы — и его сразу же «разлюбливают».

— Нет. Боря меня очень жалел. Это же он начал брать меня с «Чаровницами» на гастроли, и я выступала с сольными номерами, пока девочки переодевались. Потом, когда дочка в школу пошла и надо было кому-то постоянно находиться дома, это же он работу оставил, чтобы я могла ездить.

— Вы кажетесь очень сильной. Много работаете.

— Не так уж и много. Вот недавно сделали сольный концерт со Светой Агарвал. Он шикарно прошел. Очень тепло принимали. Но это стоило больших нервов — собрать зал. Сидели, звонили, занимались не творчеством, а организацией.

— То есть если найдется человек, который возьмет на себя вопросы пиара и организации…

— Это было бы просто чудесно. Потому что мы даже порепетировать не успели толком.

— Я открыла «Википедию» на вашей странице, прочитала про инструменты, которыми вы владеете: акустическая гитара, аккордеон, балалайка, домра, губная… и вот тут почему-то первая мысль — «помада»…

— (Смеется.) Ой, я ничего такого женского и не делаю, в жизни почти не крашусь. Всегда такая, какая есть. А когда накрашусь, все говорят — другой человек. Но не люблю я… А вот волосы подкрашиваю, чтобы седины не было.

— Хочу спросить о планах.

— Я очень хочу работать. Мы со Светой наметили на следующий год Гомель, Рогачев. Хотелось бы проехать по Беларуси, напомнить о себе. Так хорошо встречают, с такой любовью — я ведь давно нигде не была, все сижу дома, на даче или в санаториях. А у меня столько новых красивых песен! Не хочется увядать. Меня сцена еще держит, слава богу…

— Пожелайте что-нибудь тем, кто увяз в первых семейных кризисах. А у вас — 45 лет совместной жизни. Опыт!

— Любовь не проходит, она просто меняется. Только по любви надо выходить замуж. И уметь прощать.

Статья из газеты: «Аргументы и факты» в Беларуси № 51 17/12/2019

Поделиться:

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Организация концерта

Мой инстаграм

Прошу прощения, временно, из-за смены  настроения у Facebook мой инстаграм доступен по ссылке Мой инстаграм

Последние статьи

Вяртае і “вяртаецца”

Пагаварыўшы з Надзеяй МІКУЛІЧ усяго трошкі, становіцца зразумелым, чаму яна, па яе ўласным выразе, такая

Поделиться: